Впечатления недели

Продолжаю читать “Простаков за границей” Твена, очень длинная книжка. Об итальянцах он пишет так:

У здешних жителей только и дела, что есть и спать, спать и есть; порою они немного трудятся — если найдется приятель, который постоит рядом и не даст им уснуть. Им не платят за то, чтобы они думали, им не платят за то, чтобы они тревожились о судьбах мира. В них нет ничего почтенного, ничего достойного, ничего умного, ничего мудрого, ничего блестящего, — но в их душах всю их глупую жизнь царит мир, превосходящий всякое понимание! Как могут люди, называющие себя людьми, пасть так низко и быть счастливыми?

И правда, как они могут? Запретите им!

В редких перерывах между сном и едой мой итальянский муж снял видео о мистически-фантастическом фестивале, который проходил в Триоре на прошлых выходных:

https://www.youtube.com/watch?v=-VAcFvE76Ww

 

Впечатления недели: “Сладкая женщина”

С огромным удовольствием посмотрела старый советский фильм “Сладкая женщина”. Наталья Гундарева там достигает драматических высот Софи Лорен или Джульетты Мазины, заключенных в клетку обстоятельств. Обстоятельства такие: работница кондитерской фабрики хочет любви, семьи и уюта, но эти естественные человеческие желания вызывают у мужчин, с которыми ей не посчастливилось связаться, гневное отторжение.

Понятно, что в советское время фильм задумывался как обличение пошлого мещанства главной героини. Но сейчас всё смотрится ровно наоборот – героиня кажется адекватной женщиной, с довольно скромными потребностями. Весь фильм ее попрекают однокомнатной квартирой, полученной на троих! Обстановка в квартире тоже вполне спартанская, единственный символ роскоши – сервант с посудой.

А вот ее мужчины сейчас смотрятся как персонажи справочника “Люди, которых нужно немедленно послать в жопу”, и это при том, что ни один из них не пьет!

Первый – малахольный студент-медик, не удосужившийся позаботиться о контрацепции, и при этом удивляющийся, что залетевшая героиня замуж за него не хочет. Само собой, не хочет – зачем ей дополнительный великовозрастный ребенок.

Второй – инвалид с благородной сединой. Он получил эту самую несчастную однокомнатную благодаря своей немощи, ни к чему уже явно не способен, и поэтому считает себя вправе попрекать героиню ее соблазнительным внешним видом. 

Третий – вообще атас. Грибник в ушанке Олег Янковский, играющий на разрыв шаблона: в одну сторону тянет его сексапил, в другую – творческий замысел создателей, согласно которому главное достоинство мужчины заключается в том, что не сумев удовлетворить женщину (не Гундареву, а первую жену), он ей отдает всё материальное и остается без штанов.

Последние кадры – героиня приходит к нему в готический ад: дом под снос, воет ветер, по центру огромной полуразрушенной комнаты стоит кровать с голой панцирной сеткой (предполагается, что он на ней спит, упиваясь своим благородством). Гундарева достает из сумочки бутылку водки, Янковский картинно (и весьма неубедительно) выливает ее на пол.

Вы когда-нибудь видели советского мужчину, который выливает бутылку водки, не находясь при этом в состоянии острого психоза?..

У нас в деревне был такой случай: меня с двоюродной сестрой послали в сельпо за водкой и хлебом, мы на обратном пути бутылку разбили. Тётя тайком нам дала денег на вторую бутылку, чтобы нас не ругали. Но мой папа про это как-то прознал и перехватил нас с сестрой в тот момент, когда мы собирались выкинуть пропитанную водкой буханку. И слопал ее всю у нас на глазах, с огромным наслаждением. Вот это – правда жизни, а чтобы кто-то взял и вылил водку просто так – извините, не верю.

Гундарева в фильме очень красивая и очень разная – убедительно играет и 20-летнюю соплюху, и предпенсионную матрону. Мне хочется думать, что как только фильм закончился, героиня сразу же встретила нормального человека, который всё понимает: и про жизнь, и про пирамиду Маслоу, и про то, что зелёные тени – это объективная необходимость.

Мэйсон Карри о писательстве

Я когда-то писала про замечательную книжку Mason Currey, Daily Rituals: How Artists Work, и посетовала, что автор ничего не пишет о себе – какой у него режим дня, как он работает. Интересно же. А недавно наткнулась на интервью с ним, в котором кое-что проясняется: раньше, когда у него была постоянная работа, то он писал только по утрам – с полшестого (о боже) до восьми, а теперь он фрилансер и пишет всегда. Работает над новой книгой, но про что она – не говорит.

Еще интересно про writer’s block:

… for me it’s a sign that there is some fundamental flaw in the project at hand—it means that I don’t really know what I’m trying to say, or that I’m attempting something that’s just not a very good idea. These blocks are miserable but probably necessary. And they end when I either decide to power through and write something so-so to get it over with (like when it’s a paid assignment and I have a deadline) or else reconsider the idea entirely.

То есть дело не в лени, и не в нехватке креативности, а в том, что с проектом, над которым ведется работа, что-то не так. И либо нужно снизить планку и как-то проскочить сложное место, либо вообще всё нафиг переосмыслить и переделать. Writer’s block – это боль, и бороться с ним так же бессмысленно и даже вредно, как бороться с болью: нужно искать причину (это я уже от себя).

Сталкинг в Триоре

Кто бы мог подумать, что пока нас не было, деревенские страсти разгорятся настолько, что даже главная газета Лигурии Secolo XIX про них напишет. Газетная версия такая: дескать, в 2012 году некий англичанин Карл был раздосадован тем, что мимо его дома носятся велосипедисты, и написал петицию, чтобы велосипедистов запретить. Пострадавший (хозяин B&B) сначала петицию поддержал, а потом передумал. А Карл решил ему отомстить, массированно забросав емейлами и СМС угрожающего содержания на ломаном итальянском языке, а также наоставлял отзывов на гостиничных сайтах, в которых упор делался на то, что хозяин – сексуальный маньяк. И еще разбил окно кирпичом.
По слухам, Карл подал встречный иск, обвиняя хозяина B&B в сексуальных домогательствах, но в газете про это не пишут.
Если вы читали мою книгу, то помните – есть там такой Карлос, скандалист… разумеется, все совпадения случайны. Но вообще-то я рада, что он по-русски не понимает.

Впечатления недели

Я никак не могу наесться итальянской едой. Причем больше всего меня вставляют не деликатесы типа сыров, колбасок и паннакотты, а самая простейшая еда – салат со вкусом салата, спаржа со вкусом спаржи и сливочного масла, и, главное, мясо со вкусом мяса. В Азии есть это всё, но, к сожалению, в общепите оно подается уже изрядно приправленное сахаром, перцем, устричным соусом и всем прочим экзотическим. Я это тоже люблю, но не семь дней в неделю.

В общем, надо с этим что-то делать – видимо, следующей зимой в Чианг Мае будем искать квартиру с нормальной кухней (что не так-то просто и существенно дороже, чем без).

Из культурного – читаю Твена “Простаки за границей”. Не столько смешно, сколько освежающе неполиткорректно. И слушаю аудиокурс “History of Ancient Rome” – очень интересно, и кое-что даже остается в голове. Во всяком случае, в игре Ancient Rome дошла уже до 11 уровня. Кстати, оказалось, что лучше всего я знаю географию, а самые большие проблемы – с General Knowledge: часто бывает, что из семи вопросов даю семь неправильных ответов.

Приняла на этой неделе очень трудное личное решение: прекратить вязать и вышивать. Во-первых, глаза жалко, во-вторых, времени, в-третьих… как бы объяснить. У меня наблюдается острая нехватка достижений. Я очень медленно пишу. У меня нет проектов, которые можно было бы закончить на этой неделе, или хотя бы в этом месяце. Вязание и вышивание – это такой суррогат достижений. Связал десять рядов – у тебя совершенно точно стало на десять рядов больше, их можно пощупать. Закончил тряпочку – вот, тряпочка существует. Проблема в том, что это именно суррогат – больше ни для чего мне эти тряпочки не нужны.

Пока, конечно, ломает, но дальше должно отпустить.

Впечатления недели: пешие прогулки

Я ничего не читала, ничего не смотрела, а всю неделю пыталась организовать себе рабочий режим. Почему-то каждый раз это делается всё труднее и труднее. Хоть и с ужасным скрипом, но я наконец начала писать – слов нет, как это меня радует.

Позавчера ходила в Четту – это деревушка, на которую я смотрю из окна, но идти туда примерно километров пять, и потом столько же обратно.

Triora – Cetta – Triora

Я не просто так гуляю, а готовлюсь к мегапутешествию: хочу дойти пешком во Францию. Дорога туда есть, но последние километры перед границей завалены камнями, на машине не проедешь. План такой: доехать до этих самых камней, дойти пешком до Бриги (это уже Франция), там переночевать в гостинице, а дальше по обстоятельствам: если прогулка мне понравится, то вернуться тем же манером, а если нет, то дойти до Тенды (6 км), там поезд до Вентимильи, еще один поезд от Вентимильи до Таджи, а там уже будет ждать машина с шофером.

От Реальдо до Бриги 19 км, и если хотя бы 4 из них проехать на машине, то остается 15 – за целый день я надеюсь их одолеть. Немного страшно, потому что почти всю дорогу наверняка не будет ловить телефон, а людей нет вообще. Но хочется.