08/12/2017

Как выйти замуж за итальянца. Часть 5. Размер имеет значение.

Пятая, драматическая часть саги, написанной десять лет назад. Начало: 1, 2, 3, 4.
Friday, 21 March 2008
Краткое содержание: личная встреча не принесла ничего, кроме горького разочарования. Запаситесь носовыми платками.



… Передо мной стоял гном в идиотском черном колпачке и блестел черными глазами. В руках он держал большой черный портфель. Хай! – бодрясь, сказали мы друг другу и расцеловались по-европейски, то есть два раза приложились щеками. Для этого мне пришлось согнуться в три погибели.
Прошу понять меня правильно. Теоретически я ничего не имела против мужчин маленького роста. Потому что я их просто никогда не замечала. Взгляд мой скользил выше их макушек. Мы существовали в параллельных вселенных. И вдруг какой-то карлик взял и проник в мою вселенную обходным (если не сказать – обманным) путем, через интернет. Ну не наглость ли?!
В тот момент я его ненавидела. Мы находились в центре Гамбурга. Мимо нас большими шагами двигались рослые, мясистые немцы. Я (170 см + каблуки) на их фоне не выделялась. И где-то в районе моего локтя семенил он. Очень маленький человек с очень большим портфелем.
Мы оба чувствовали страшное стеснение, поэтому общались с преувеличенным энтузиазмом. Решили поужинать. Зашли в какой-то чинный ресторан. Разделись. Оказалось, что он в галстуке. Я не выдержала и спросила – зачем галстук. Он смутился и пожал плечами. Зря спрашивала – было и так понятно, зачем: он очень хотел мне понравиться. И это приводило меня в бешенство, потому что он не имел на это никакого права.
(Позже он рассказывал, что никогда в жизни не проводил столько времени перед зеркалом, как в этот день – менял галстуки, рубашки, пытался подложить в ботинки какие-то стельки, чтобы казаться повыше.)
Я села на низкий диванчик, он – на высокий стул. При такой дислокации стало чуть легче. Во всяком случае, наши головы находились примерно на одном уровне и мне не приходилось нагибаться и вытягивать шею, чтобы с ним разговаривать.
Он заказал венский шницель, я – рыбу и вино. Выпив и немного успокоившись, я рассказала ему смешную историю, которая произошла со мной накануне в аэропорту: шофер из нашей конторы встречал какую-то важную бизнес-даму, а я решила, что это за мной прислали лимузин и помахала ему рукой. Недоразумение выяснилось на полдороге, когда водила спросил, какая погода в Лондоне. Пришлось ему везти меня обратно в аэропорт.
Посмеялись.
Наевшись, он с хитрым видом стал доставать из портфеля тщательно упакованные, в кудрявых ленточках, подарки.
Сначала – сувенирная бутылочка ликера “Лимончелло”. Он счел нужным пояснить, что маленькая она потому, что он не был уверен, понравится ли мне лимонный ликер. “Жадина”, – подумала я, но вслух сказала, что стопудово понравится и большое спасибо.
Затем – крошечная бутылочка оливкового масла. “У тебя, наверное, всё очень маленькое,” – истекала я ядовитыми мыслями. Он же спросил: знают ли в России про это масло? Видимо, на моем лице в этот момент проступила бушевавшая внутри ярость, так что он поспешил объяснить, что в Англии до недавнего времени оливковое масло было экзотикой, продавалось только в магазинах, специализирующихся на биопродуктах и здоровой пище, вот он и подумал, что в России, наверное, тоже… Я взяла себя в руки и ответила, что оливковое масло я очень люблю, и большое спасибо.
Потом из портфеля появилась штучка на шею – цепочка с голубыми стекляшками, купленная в дешевом магазине Accessorize. Я не стала ему говорить, что магазин этот давно уже есть и в Москве, и я его не удостаиваю посещением, потому что он молодежный.
Наконец он достал две чашки, черную и белую, и опять пустился в объяснения: дескать, специально купил такие чашки среднего размера, больше чем для эспрессо, но меньше, чем для каппуччино, так чтобы можно было пить и то и другое. И он надеется, что когда-нибудь настанет тот день, когда мы вместе будем пить из них кофе… “Совсем спятил”, – подумала я.
Его подарки были слишком личные. Мои – словари и учебники русского – наоборот, жирно подчеркивали, что мы никакие не друзья, а просто случайные знакомые, и общаемся только потому, что он работает в аэропорту и время от времени должен объявлять по-русски: “Уважяемые пассажыры, прайдите пажялуста к выходу номер четыре”…
Ресторан закрывался, мы вышли на улицу. Наши головы опять разъехались в разные плоскости. Сначала мы отправились в злачный район Репербан, но он для наших целей оказался совершенно неподходящим: там были только клубы и дискотеки с громкой музыкой, а нам хотелось просто посидеть и поговорить.
Для полноты моего унижения, пока мы бродили по Репербану, со мной несколько раз пытались познакомиться громадные пьяные немцы. Его они при этом просто не замечали – настолько он был крошечный. Один немец так и спросил – что это вы, симпатичная фрау, делаете здесь так поздно – и одна?
Наконец я не выдержала пытки публичностью и предложила ему поехать ко мне в гостиницу. Мне казалась, что хуже не будет, потому что хуже просто некуда. Купили бутылку вина мне, бутылку пива ему, сели в такси и поехали в гостиницу. Открыли напитки, сели за стол друг против друга и стали разговаривать о всякой всячине. Это было очень похоже на нашу переписку, но несравненно удобнее – в режиме реального времени, и не надо стучать по клавишам.
Помню, что он рассказывал, как ему понравилось служить в армии – потому что там можно было стрелять из винтовки, разговаривать о женщинах, очень хорошо кормили и не было родственников. Я – про своих родственников, про университет. Он – как после армии сбежал в Англию, просто поехал на каникулы и не вернулся…
И тут я спросила, в каком году это было.
Повисла пауза.
Наконец он сказал, что должен мне кое в чем признаться. И протянул мне паспорт с печально-торжествующим видом: дескать, смотри, теперь ты знаешь обо мне всё… Я посмотрела на год рождения – ну да, старше чем я думала, но не намного. Я уже находила его профиль на разных сайтах – везде стоял разный возраст. В общем, я даже обрадовалась. Раз он придает разнице в возрасте такое большое значение, значит, ему не нужно будет ничего объяснять, сам должен понимать. Очень трудно сказать человеку “ты мне не нравишься, потому что ростом не вышел”. И совсем другое дело – “Понимаешь, мы ведь из разных поколений...”
Всего лишь еще один гвоздь в крышку гроба нашей несостоявшейся любви.
Стало уже совсем поздно, час или два ночи, и он засобирался к себе в гостиницу. Но сначала сказал: “Наверное, было бы слишком нагло остаться здесь ночевать…” – и посмотрел на меня вопросительно. “Совсем с катушек съехал”, – подумала я и заказала ему такси.
Впереди у нас оставался еще один день.
_______________

3 comments:

  1. Ужасно смешно! Я ваш фан!

    ReplyDelete
    Replies
    1. :-) спасибо! Приятно иметь фанов!

      Delete
  2. Супер! Смешно, трогательно, чудесно!)

    ReplyDelete