06/12/2017

Как выйти замуж за итальянца. Часть 4. Дом крыс.

Это четвертая часть текста, опубликованного 10 лет назад. Потом из него выросла книга "Чувство капучино". Начало: 1, 2, 3.

___________

Friday, 25 January 2008
Краткое содержание: виртуальный роман развивается слишком гладко. Героиню одолевают подозрения: не может же быть всё хорошо? Должен же быть какой-то подвох? И он есть! Но страшная правда открывается лишь когда расстояние между героями сокращается до пятнадцати метров.

Конечно, можно было сказать ему прямо: нет, не прилетай в Гамбург. Я не хочу тебя видеть. Но это было бы враньё, я очень хотела на него посмотреть. Часто ли на моем жизненном пути попадались люди, которые меня понимали? Тем более мужчины? Вот то-то и оно. К тому же, было ясно, что “нет, не прилетай ” он воспримет как “окончательное и бесповоротное “нет”, и не надо больше меня преследовать! Я – не для тебя”. Хотя я, если бы всё-таки и сказала это “нет”, имела бы в виду скорее “пока нет, потому что мне очень страшно”.
Но не сказала.
Остаток времени я провела в ужасной панике. Я боялась любого исхода: что я ему понравлюсь, что он мне понравится, что я ему не понравлюсь, что он мне не понравился. С какой стороны ни посмотри, выходила какая-то ерунда: если мы оба друг другу понравимся, дальше-то что? Если я ему не понравлюсь… нет, такого удара по самооценке я больше не выдержу!
Я как робот занялась собой, то есть сделала маникюр – педикюр – массаж – уход* – покрасилась – постриглась. В общем, стала безупречной. И полетела в Гамбург. Первый день я провела сама по себе, то есть на работе. В кои-то веки корпоративное мероприятие оказалось даже слегка интересным! Естественно, только по контрасту со страшными мыслями о предстоящей встрече. Убегая от них, я дала бодрое интервью немецкому телевидению, посплетничала с иностранными коллегами о том – о сём, в перерывах прошлась в магазинам… Не помогало.
Наконец настало 3 марта 2006 года, пятница. С утра у меня еще была работа, но о ней я думать уже не могла. В голове бурлила каша. Я то начинала писать ему СМС – “не прилетай, я передумала”, то представляла себе, как прячусь в гостиничном номере, не реагируя на звонки и стук в дверь, то воображала пышную католическую свадьбу под орган.
Развязка приближалась. Утром он сел в самолёт, к полудню был в Гамбурге, заселился в гостиницу (не в ту, где жила я), пошел гулять. Он тоже нервничал. Писал мне что-то вроде “боюсь, что увидев меня, ты убежишь и больше никогда ничего мне не напишешь!”. Я в ответ пыталась шутить. Мы договорились встретиться в 7 вечера возле “дома крыс” – ратуши, Rathaus. После обеда работа закончилась. Я ещё немного погуляла, вернулась в гостиницу, полежала на кровати в полной фрустрации, посмотрела китайский канал – ничто так не гипнотизирует меня, как звуки незнакомого языка, но в этот раз даже они не смогли меня успокоить, как и ванна с пеной и уточкой. Оделась, накрасилась и отправилась на свидание.
По дороге, в корчах тревожности, я сделала две импульсивных покупки. Во-первых, я приобрела розовые трусы – с мыслью “а вдруг это будет африканская страсть с первого взгляда и мы сразу же отправимся к нему в номер”. Между этой мыслью и покупкой трусов была какая-то важная логическая связь, но сейчас она от меня совершенно ускользает. Я их не собиралась надевать, а спрятала в сумочку, в потайной карман. Во-вторых, я купила дорогую замшевую куртку – практически такую же, какая была на мне, только новую. Во всём остальном, как уже было сказано, я была безупречна, все элементы внешнего облика были с иголочки, идеально гармонирующие, наглаженные, начищенные и сияющие, и вот только куртка была уже совсем старенькая и потёртая. Я её оставила на крючке в примерочной.
От этого магазина до ратуши оставалось пять минут и двести метров. Уже стемнело, было ветрено и довольно холодно. Я медленно шла и ни о чем не думала – сил уже не осталось. Сто метров, пятьдесят, двадцать…
Впереди замаячила тёмная фигура. Я сразу поняла, что это он, хотя и повертела головой по сторонам, в безумной надежде увидеть кого-нибудь более подходящего. Последние пятнадцать метров в голове моей выл злобный голос: “Дура! И как ты могла надеяться?.. Не ходи туда! Поверни! Убеги!”. Но деваться было уже некуда.
Передо мной стоял гном.
______________________________
*уход на парикмахерском языке означает “посетить косметолога”. Если не знаешь, какая именно процедура тебе требуется, нужно говорить “уход” - и всё тут. А куда уходишь? от кого? надолго ли?.. Не даёт ответа.

No comments:

Post a Comment