14/06/2016

Про старение

Просто хочу зафиксировать изменения.

Пример: раз в месяц здесь устраивается ужин для экспатов, на который мне было бы полезно и интересно сходить. Но начинается он в 21:30. А это означает вот что.

1. Если я не буду есть с обеда допоздна, то мне будет нехорошо.
2. Если я поем дома, как обычно, в семь вечера, а потом на экспатском ужине съем что-нибудь еще, то мне будет нехорошо.
3. Алкоголь мне лучше вообще не пить, тем более так поздно – буду спать часа три-четыре, следующий день полностью пропадет.
4. Сидеть со стаканом воды среди абсолютно незнакомых людей, которые едят, пьют и веселятся, мне будет психологически некомфортно.
5. Разговаривать на нескольких языках одновременно мне трудно даже утром, на свежую голову, а в такое время я буду клевать носом и вряд ли смогу живо поддерживать беседу.

Итог: я никуда не иду, потому что потенциальная польза от встречи с новыми людьми напрочь перекрывается реальными страданиями.

А вот как это было бы лет двадцать пять назад.

Ключевой вопрос: кто платит? Если ужин халявный, то я без труда проголодала бы целый день, а на вечеринке съела бы столько бесплатной еды, сколько смогла бы. И накидалась бы спиртными напитками без разбора: текила так текила, полусладкое так полусладкое. И мне было бы от этого хорошо! На следующий день я бы проснулась в легком похмелье, но с чувством огромного удовлетворения от того, сколько всего мне удалось бесплатно съесть и выпить.

Если бы на этом ужине я должна была сама за себя платить, то я бы очень плотно поела дома, а в ресторане заказала бы салат или что там самое дешевое. А также теребила бы официантов, чтобы те принесли еще хлеба, и еще, и еще. Критерий выбора спиртных напитков такой же: я бы пила самые дешевые, периодически разбавляя их бесплатной водой. Любой алкоголь мне казался в те времена восхитительно вкусным, кроме разве что спирта “Рояль”. Да и тот можно было облагородить малиновым вареньем, чаем и пивом.

Конечно, особо общительной я и тогда не была, но все же питала массу неопределенных надежд, и они подталкивали меня к знакомствам: а вдруг меня пригласят поучиться, или поработать, или покататься на яхте, или протянут еще какой-нибудь билетик в другой, лучший мир.

Вот это, пожалуй, самое страшное, что со мной произошло за эти годы: сейчас я больше не жду ничего хорошего от других людей, а то хорошее, что они мне делают, воспринимаю как данность, а не как изумительный подарок судьбы.

No comments:

Post a Comment