26/02/2016

Тенерифе: карнавал и другие праздники

Я не люблю праздники. Оказавшись в праздничный сезон в Европе, с ностальгией вспоминала Таиланд, где праздников еще больше, однако они совершенно не мешают жить: магазины работают в обычном режиме, развлекаются только те, кто хочет. Единственное исключение – тайский Новый год (13-16 апреля): всё закрыто и все всех обливают водой, так что лучше вообще из дома не выходить. 


В Испании график такой: 6 декабря – день конституции (всё закрыто), 8 декабря - непорочное зачатие (всё закрыто), 24 после обеда, 25 и частично 26 декабря – рождество, 31 частично и 1 января целый день – новый год, 6 января – “три короля”, то есть волхва (в других странах это называется эпифанией) – тоже всё закрыто с вечера 5-го, а с 13 января начался карнавал, достигший пика в первой половине февраля.

Карнавал на Тенерифе – это не “вышли в маскарадных костюмах и пошумели”, как я думала раньше, а сложнейшая система мероприятий для детей и взрослых – многоэтапные выборы королевы карнавала, кавалькады/процессии/демонстрации в разных городах, соревнования по бегу с барьерами среди трансвеститов на каблуках, многоэтапный конкурс мурги (мурга – это комические куплеты, исполняемые большим коллективом) и многое другое. 

Официальное карнавальное видео:


Мурга (шесть, ШЕСТЬ часов комических куплетов! С сурдопереводом!):



Теперь карнавал закончился, начался пост, но творческую энергию надо куда-то девать, поэтому до 18 марта можно подать заявку на участие в предпасхальном представлении: оно пройдет 25 марта в Адехе. Плач, стоны, Голгофа, кровь – в общем, все лучшее и любимое из фильма Life of Brian в живом исполнении. 

Выглядит это примерно вот так:


08/02/2016

Программы для писателей: зачем нужен Ulysses, если есть Scrivener?

Начну с более широкого вопроса: зачем вообще нужны писательские программы, когда есть Word и другие текстовые редакторы?
Затем, что текстовые редакторы предназначены для писания и форматирования, но они не умеют работать со структурой текста. А романы, путеводители и диссертации обладают сложной структурой, состоят из многих частей, между которыми существуют запутанные связи: сквозные линии, отношения между темами и персонажами, истории из прошлого, перекликающиеся с сюжетом, цитаты и ссылки на внешние источники – и за всем этим надо как-то уследить. С этой задачей идеально справляется Scrivener, о котором я уже не раз писала.

Спрашивается, зачем нужен еще и Ulysses?

Представьте себе, что у вас есть высокотехнологичная фабрика по производству фруктовых консервов и десертов: куча навороченных приборов для контроля температуры и давления, химические лаборатории с колбами и пробирками, хромированные трубы и кнопочки, и технологи в белых халатах за всем этим внимательно наблюдают.
Однако понятно, что если посадить фрукты на территории фабрики, расти они будут плохо. Им высокие технологии совершенно ни к чему, а нужны только земля, вода, солнце и навоз. Из технологий – разве что секатор.

Понимаете, к чему я клоню? Scrivener – это суперэффективная фабрика по превращению черновика в готовый продукт. Но для самого-самого начального этапа – написания черновика – он, на мой взгляд, не очень хорошо приспособлен. Причин две.
Во-первых, Scrivener перенасыщен функциями, и хотя функция полноэкранного печатанья в нем, конечно, тоже есть, она не спасает от размышлений: создать ли уже папку для этого текста, или новый проект, или ключевое слово ему приписать, или категорию, или статус? Может, то что я сейчас пишу, это не совсем текст, а скорее аннотация или комментарий? Не выделить ли  это цветом? Не перенести ли вообще это все в document notes или project notes? А какой там у нас клавиатурный shortcut для вызова инспектора? И так далее.
У Ulysses набор функций на порядок меньше, и запомнить десяток кнопок для клавиатурной навигации очень легко.

Во-вторых, у Scrivener до сих пор нет мобильного приложения. История с его выпуском тянется уже не помню какой год (пятый или шестой), и регулярно подогревается новыми отговорками. Сначала было обидно, потом смешно, а теперь мне уже всё равно, потому что у Ulysses есть приложение для iOS, и оно отличное – точно так же выглядит, как версия под MacOS, и с тем же набором функций. Между собой они беспроблемно синхронизируются через iCloud.

Итак: на мой взгляд, Scrivener – идеальная программа для работы с текстами, но писать их все-таки гораздо удобнее в Ulysses. Две программы вместо одной? Мой внутренний минималист негодует, но что делать: это работает. Ulysses – cадик с фруктами и ягодами, Scrivener – фабрика по их переработке.

Мне еще есть что сказать и про Scrivener, и про Ulysses, но поскольку посты про писательство почти никто не читает, дальнейшее я буду отправлять в рассылку, на которую вы можете подписаться здесь (надо ввести email, поставить галочку у "для писателей" и нажать кнопку Subscribe):





03/02/2016

Впечатления и слова января

В прошлом году у меня были проблемы с чтением – на двадцати книгах я страшно страдала, и только одна понравилась. В 2016-м я решила больше не мучиться и бросать СРАЗУ. Раньше недочитанные книги тоже были, например Infinite Zest Уоллеса, но я в жутких корчах все-таки переваливала за половину. А теперь режу не дожидаясь перитонита.

Пока жертвою пали две книги. The Bat норвежца Ю Несбё – возлагала на него большие надежды, все-таки скандинавский детектив, но сломалась на 7%: плоские персонажи, неестественные диалоги, криво нарезанные из заметок на тему “теперь читателю нужно знать ЭТО”.
Еще хуже зашла “Правда о деле Гарри Квеберта” (автор Жоэль Диккер) – кошмарный перевод, будто через коряги в лесу перелезаешь: “Я больше не мог совершать обычную пробежку”, “И у вас уже такая куча деньжищ!” и прочее. Осилила только 2%, и пересаживаться на французский оригинал мне не захотелось.
Единственная начатая в январе книга, которую я без энтузиазма, но продолжаю читать, – Julia Childs, My Life in Paris. Люблю ее омлет из яиц и воды, а также шоколадный мусс, но в книге до кулинарии еще дело не дошло.

Совершила очередную попытку подсесть на сериалы: посмотрела полторы серии Mozart in the Jungle. Подсесть не вышло: не бывает таких музыкантов, никто не разговаривает такими словами, и, главное, не бывает настолько неприятных людей. Все-таки в жизни даже представители творческих профессий вызывают хоть капельку сочувствия и понимания. А без сочувствия и понимания смотреть очень скучно: хочется, чтобы они все поскорее умерли бы, или сели в тюрьму, лишь бы перестали отнимать у меня время. В общем, этот источник впечатлений у меня по-прежнему находится в пересохшем состоянии.

Слова дня января: видно, что в прошлом году меня гораздо сильнее увлекало чувственное, да и еда была поинтереснее (еще бы – я же была в Азии). А в этом году отит и вообще всё скучно. Даже пробка не в винной бутылке, а в ухе.


2015
2016
1
noodles
глухо
2
утка
лосось
3
беззащитность
кровать
4
безнадежно
ухо
5
секси
воспряла
6
точка джи
вялость
7
уперлась
foie gras
8
серьги
готовлюсь
9
дождь
встреча
10
харизма
сок
11
другое
утвердилась
12
отверженная
ухо
13
автобус
движется
14
запах краски
пробка
15
дорога
туда-сюда
16
курица
поют
17
коробка
усилие
18
медленнее
Sauerkraut
19
пиво
кураж
20
окукливаться
нос
21
тревога
курица-гриль
22
борьба
жажда
23
валяться
сосредоточенность
24
медленно
одиночество
25
угасание
беседа
26
хочется
да, но
27
взяться
консумеризм
28
забыла
underachiever
29
раздражение
герой
30
изолирована
камни
31
притормозить
надежда
Вчера был ровно год, как я отправила агенту новую книгу.