28/02/2014

Впечатления недели

Обычно я читаю и слушаю сразу штук двадцать книг, но поскольку в блог надо о чем-то писать, решила не распыляться и жить по правилу "одну читаю - одну слушаю". Итог: одну дочитала, одну дослушала, ура. 

Дочитала Mason Currey, Daily Rituals: How Artists Work. Всем советую, прекрасный нон-фикшн! Приятно, что режим дня в том или ином виде присутствует в жизни любого творца, то есть я на правильном пути. Собираюсь вдумчиво ее перечитать, сосредоточившись на двух темах: "писатели и алкоголь", "писатели и секс". Про писателей и сон я уже писала. 

А это автор:


Жаль, что он ничего не пишет про свой собственный режим дня, мне бы было интересно. 

И дослушала Paul Theroux, The Great Railway Bazaar - про то, как автор в начале 1970-х проехался на поездах по всей Азии. Тоже занятно, особенно про те страны, где я была. Не знала, что в Лаосе в то время еще была монархия, бордели, опиум и полнейший декаданс. Книжка очень неровная: автор сначала держится бодрячком, всё ему интересно, трудности переносит стоически, но Индокитай его подкосил. Уже во Вьетнаме (где только что закончилась война) он весь исходит на желчь, раздражаясь как на вьетнамцев, так и на остаточных американцев, потом сильно досталось японцам, и наконец, дико мрачный финал: Пол Теру двинул на запад через весь СССР по транссибирской магистрали. 

Ну, я-то прекрасно помню советский поезд в декабре: за окном темень, мрачные серо-черные пейзажи, бродят люди в серо-черных пальто и валенках. В вагоне лютый холод или жуткая жара, грязь, загаженные туалеты. Плюс никто не говорит по-английски и с утра до вечера все бухают. До кучи некий Василий спер у автора коробку сигар. Так что ему тоже ничего не оставалось, кроме как пьянствовать всю дорогу (ассортимент - советское шампанское, венгерское токайское и, естественно, водка), и всё стало совсем мрачно. На исходе путешествия он нас, советских, обзывает обезьянами, и мне это очень понравилось: вот сейчас уже так прямо не напишешь, надо будет как-то выруливать из неловкой ситуации, объяснять читателям, что это автор с пьяных глаз, а так-то он, конечно, к нам со всем политкорректным почтением. А раньше было можно: видишь обезьян, так и пишешь. 

Однако мы, советские, в долгу не остались и  не пустили Пола Теру в поезд Москва-Берлин, потому что у него не было транзитной польской визы. Так что его встреча с цивилизацией отложилась еще на два дня. 

No comments:

Post a Comment